В пряничном швейцарском городке Бюль в сорок третий раз состоялся забег Corrida Bulloise. Эта популярная гонка Старого Света славится необычным призом: победителю дарят… живого бычка! В этом году очаровательного рогатого увел домой звезда европейского бега, швейцарец Жульен Вандер, финишировавший с рекордом трассы 22.27,1.

На втором месте оказался марроканец Зухар Талби (23.06,5), на третьем — кениец Мозес Коэч (23.06,9).

Жульен Вандер
Жульен Вандер и его призовой бычок

Приятный момент: четвертое место занял уроженец города Бавлов (Республика Татарстан России) Ринас Ахмадеев. Он пробежал 8128 м за 23 минуты 9,3 секунды. При этом написание подробного отчета о соревнованиях заняло у спортсмена 2 часа.

Зато Ахмадеев не упустил ни одной детали. Сразу после старта на его страничке в Instagram появился интереснейший рассказ:

«Порой каких-то 23 минуты — это целая жизнь. Узкий стартовый коридор словно уходил в вечность, продолжаясь в сужающейся перспективе и утопая где-то на горизонте в толпах кричащих зрителей. Весь Бюль словно ходил ходуном: все-таки знаковое ежегодное событие — элитный забег по улицам города, и каждый может понаблюдать за борьбой. Что касается спортсменов, то грамотная работа менеджеров и организаторов явно дала плоды: прибыли и европейская элита, и очень опасные чернокожие искатели счастья.

Спокойно и даже как-то меланхолично стоял и я — типичный татарский паренек в самой гуще толпы, которая буквально через минуту понесется со старта аки стадо разъяренных быков, не оставляя камня на камне на своем пути. Оказавшись в компании сильнейших атлетов Европы, я пытался дать себе рациональную и сухую установку — впереди восемь стремительных кругов по 1016 метров, каждый из которых надо отработать словно в последний гребаный раз.

Яркий свет, веселая музыка и добродушный азарт болельщиков как-то резко контрастировали с напряженными лицами соперников. Все были словно подавлены какой-то печальной новостью и сосредоточенно глядели в асфальт, будто он мог чем-то утешить и помочь. И только рекордсмен Европы Жюльен Вандер демонстрировал невозмутимость и уверенность, всем своим видом давая понять: «Это мой район, ушлепки. Здесь я диктую правила. Обсуждению не подлежит!».

Надо сказать, что у него имелись на это все основания: на этом старте он не раз разматывал представителей Черного Континента. Однако лично у меня его прессинг не вызывал никаких эмоций. Я даже ухмыльнулся про себя: «Хоть орлом стой, но ты ведь проиграл мне на Европе, парень. Ты знаешь, как выглядит моя спина, так что пока take it easy».

К тому же я, как ни крути, участвовал в Corrida Bulloise 2018 на правах абитуриента или первокурсника, поэтому не парился сверх меры. А вот «угольки» заметно дергались: переминались с ноги на ногу и встряхивали руками, явно понимая, что сегодня им могут навтыкать ребята с кожей белее, чем слоновьи бивни.

При всем спокойствии и самоконтроле, я все же ощущал сильнейший «движ» внутри. Меня это даже удивляло. Казалось бы: мне давно море по колено — до этого мне доводилось стоять на старте и с Хайле Ибрагимовым, и с Галеном Раппом и многими другими. Да что там — даже с самим великим и ужасным Мо. Но разница заключалась в том, что в те времена я выходил биться с недосягаемыми звездами, теперь же чувствовал однозначный паритет сил. «Ок, ты вырос физически. Теперь вырасти головой и вперед. Иначе зачем это все», — повторял я себе.

И вот прозвучал выстрел стартового пистолета.

«Вы что, издеваетесь? Сколько?!» — успел подумать я, увидев 2.43 на отсечке первого километра. Я бежал лишь пятым, а впереди было еще семь с лишним километров. Потом я узнал, что Вандер вшатал первый косарь за 2.39, словно антилопа увлекая за собой ватагу преследующих гепардов. Еще недавно такие скорости могли бы испугать меня. Но тут я перестал бояться цифр — пусть они меня боятся.

Выдохнул и продолжил толкаться по качественному и ровному швейцарскому асфальту. Круги летели, скорость не падала. Бесконечный коридор из людей, словно в каком-то сне, орал и бесновался. Все сливалось в один гудящий поток, но я слышал только свое ритмичное дыхание.

Вандер все так же уверенно улепетывал вперед, за ним марокканец Зухар Талби, следом — кениец Мозес Коэч. Затем я, бельгиец Исаак Кимели с его сумасшедшими личниками и марокканец Суфиян Букантар, который бегает «тройку» за 7.38. Ну а позади — еще целая толпа соискателей главного приза весом в добрых несколько центнеров. Вот в такой милой компании я проводил субботний вечер, а ведь мог бы тусить где-нибудь или уплетать мамины блины со сметаной и смотреть «Шерлока»…

В мозгу лихорадочно металась мысль: как долго я еще выдержу такой лютый темп. Но ноги послушно и уверенно отмеряли километр за километром, наполняя сознание уверенностью. Время тянулось как жвачка, застрявшая в волосах… Но заключительный километр, где все должно было решиться, все-таки настал. Вандер убежал, не оставив никому шансов. У меня же еще оставались кое-какие дела — в виде марокканца и кенийца. Бельгиец к концу баталии уже немного отстал — хотя всю дорогу и окучивал жестче, чем менеджер «Орифлейма», насилу отвязался от него.

Начался скоростной спуск, на котором марокканец вдруг начал рьяно раскручивать, отодвинув меня на четвертую позицию. Я тут же ответно спуртанул, цепко сев ему на хвост, и наш тандем уверенно начал накатывать бегущего вторым кенийца. Но тот, почувствовав наш рывок, тоже не растерялся.

Финальный поворот, из которого мы вылетели как из катапульты. Расстояние до кенийца сократилось метров до тридцати, а до финиша оставался ощутимый подъем в 400 метров. Тут Талби (марокканец) включил такие скорости, которые мне даже не снились. Невероятным рывком он съедает последние метры отрыва от кенийца, поравнявшись с ним, отчего тот, по-моему, чуть не закричал, обернувшись и обнажив белоснежные зубы в оскале.

Мне не хватило сил или настроя, чтобы догнать их — так я и финишировал четвертым с отставанием в злосчастные три секунды. Но только представьте: я рубился в быстрейшем забеге за всю его 43-летнюю историю Corrida Bulloise. Это был ураганный, бескомпромиссный, настоящий бег в упорной борьбе от первого до последнего метра. Поэтому в Россию я вернулся уже немного другим — более опытным, с возросшей верой в себя, с пониманием того, могу больше и быстрее.

Трудно описать весь спектр эмоций после финиша. Трудно поверить, что все было наяву. Ни усталости, ни боли уставших легких не было. Только эйфория от борьбы за честь моей страны. Ведь все знали, откуда я и как меня шерстит доп-контроль. И все понимали, что я стою тут вопреки всему, и они это уважали — я чувствовал это в каждом рукопожатии и взгляде, в каждом дружеском похлопывании по плечу.

Приятно было ощутить, что в настоящем спорте нет каст, наций, своих и чужих, нет нелепых градаций — зато есть люди, которые выходят честно доказывать свое право считаться чемпионами.