Александр Халаманов — самый молодой российский триатлет, которому удалось дважды отобраться на легендарный Чемпионат мира Ironman на Коне. Run Review узнал, как это стало возможным и насколько основательная подготовка для этого потребовалась.

Расскажите, с чего все началось? 

С плавания. В 1990-х на пике популярности был четырехкратный олимпийский чемпион Александр Попов. Мои родители очень его уважали, поэтому отдали меня в плавание. Мне было года три. Поначалу я не особо что-то осознавал. Зато позже почувствовал к плаванию настоящую тягу. Помню, как каждый день торопился после школы на тренировку, чтобы не опоздать к началу.

Со временем я хорошо прочувствовал этот вид спорта. И это очень помогает в триатлоне: несмотря на то, что по времени плавание занимает меньшую часть дистанции, зачастую именно от этого этапа зависит настроение и результат всей гонки. Важно максимально эффективно использовать свои ресурсы, чтобы сохранить силы для двух следующих этапов. Как говорит мой тренер Игорь Александрович Ищук — «дорога длинная».

Как складывался ваш дальнейший спортивный путь?

Подростком я участвовал в соревнованиях по дуатлону (плавание + бег). С плаванием все было прекрасно — и я получал солидное преимущество за счет него. Дальше оставалось удержать лидерство в беге, но это у меня не всегда получалось. Перспективных молодых ребят с этих соревнований приглашали на велотрек, где я, конечно, получил свою порцию столкновений и падений.

Но по-настоящему тянуло меня только в воду, поэтому тогда я отказался от триатлона в пользу любимой дисциплины. Мечтал стать чемпионом. Увы: мне все время чего-то не хватало. Я даже сменил нескольких тренеров, хотя в душе понимал: достойно выступать на международном уровне я вряд ли смогу. В итоге участвовал только в Чемпионате Москвы по плаванию на открытой воде. Очень хотел выполнить норматив мастера спорта и выполнил. Но именно в тот момент случилась досадная смена правил — и для меня так и не оформили приказ Министерства спорта. Поэтому официально я всего лишь кандидат в мастера спорта.

Затем поступил в Российский государственный университет физической культуры, спорта и туризма. Часами зависал там в библиотеке — мне нравилось изучать физиологию, анатомию и биохимию. В то время я тренировался уже более интенсивно, и мне было важно понимать, как работает организм и как влияет на него то или иное упражнение.

Как вы начали работать тренером?

Еще в университете: работал в разных бассейнах — при СК «Олимпийский», например, и в фитнес-клубах. В основном помогал людям совершенствовать технику. Я видел прогресс у учеников. Но, как спортсмену, мне не хватало соревновательного духа. Ведь учить плавать — это одно, а готовить спортсменов к стартам — совсем другое. В первом случае человек оценивает успех относительно своего же предыдущего результата. А когда включается фактор соревнований, на результат смотрят уже в цифрах.

После университета я сознательно пошел в армию, где были соревнования по военно-прикладному плаванию. Это плавание на 100 метров вольным стилем в полном обмундировании с оружием и ныряние в длину в спортивной форме. Тот еще экстрим, конечно: некоторые «засыпали в воде», уходили в апноэ…. Я же занял второе место по нырянию в длину, поэтому меня взяли инструктором по плаванию в бассейн бригады — тренировать высшие чины и их детей.

Как вы пришли в триатлон?

После армии я устроился в World Class и встретил там Андрея Яцкова. Я сразу обратил внимание на его футболку финишера триатлона в Абу-Даби. В World Class «Воробьевы Горы» вообще очень многие «болели» триатлоном, в том числе Антон Самохвалов, который сейчас является двукратным участником чемпионата на Коне. Он-то и предложил мне присоединиться к RED LAVA Team — команде, объединившей профессиональных триатлетов и любителей. Основателем проекта является один из лучших профессиональных триатлетов постсоветского пространства Максим Крят. И я тут же загорелся идеей попробовать свои силы под его руководством.

С того момента я окончательно и бесповоротно отдал себя триатлону. Тренировался с полной отдачей. Но в питании практически себя не ограничивал: 25-30 часов тренировок в неделю — уже стресс для организма, а если к этому добавить еще и энергодефицит — это двойной удар.

Первой моей гонкой на длинную дистанцию была «половинка» в Барселоне в 2015 году. Сделал ее с результатом 5:15 и понял, что без определенной системы не показать результат. Провел работу над ошибками и следующую свою «половинку» — в Будапеште три месяца спустя — сделал уже за 4:14.

Идея завоевать слот на Кону возникла как раз после успеха в Будапеште. В качестве отборочной я выбрал гонку на острове Козумель в Мексике, где климат похож на гавайский. Выиграл в своей возрастной группе (тогда это была 18-24), обогнав ближайшего преследователя на 40 минут. Радости не было предела: заветный слот на Кону у меня в руках.

Но когда добиваешься цели, всегда кажется, что мог бы лучше. Поэтому я решил заполучить слот и в следующем году. Азарт, накал страстей, адский климат, долгожданный результат… Для меня Ironman — это вызов, преодоление себя и долгий диалог с самим с собой.

В чем особенность вашего тренерского подхода?

Я начал готовить атлетов-любителей к гонкам серии Ironman 70.3 и Ironman в 2017 году. На тот момент мой тренерский стаж в плавании составлял пять лет. Но мне нужно было подтянуть методологию сочетания всех видов триатлона, а также преобразовать план подготовки в одну четкую систему, которая направлена на решение определенных задач каждого спортсмена.

Я исходил из того, что триатлон — не просто вид спорта, а образ жизни. И чтобы добиться результата, нужно хотя бы частично, а то и кардинально менять свой уклад жизни (режим дня, привычки, питание). Это непросто в условиях бешеного ритма жизни. Но если человек с этим справится, то станет самым счастливым на свете.

Поэтому я всегда стараюсь не просто передать свой опыт и уберечь от ошибок, но и изучить каждого, подстроиться под него и найти компромисс. Ведь не у всех есть 12-15 часов  в неделю, чтобы подготовиться к классической дистанции.

Я также всегда учитываю психологические моменты: мотивация, желание, самоотдача, окружение человека — важна каждая мелочь. Кроме того, я категорически против, чтобы атлет преодолевал дистанцию «на зубах». Наоборот: важно финишировать с легкостью и улыбкой.

Такой подход приносит плоды: среди моих подопечных уже два финишера полной дистанции Ironman. И я уверен, что рано или поздно поеду с одним из своих воспитанников на Кону. Потому что для тренера нет лучшей награды, чем успех его учеников.

А личные спортивные цели у вас сейчас какие?

Самые амбициозные. Победа на Чемпионате мира среди любителей на Коне в категории 25-29 — и только так. Слот на Кону 2019 я получил с Ironman Barcelona 2018, где финишировал вторым в категории 25-29 с результатом 8:58:48. Теперь планка выше, но в этом весь кайф: это зажигает и заставляет двигаться вперед. Я очень упорный и обязательно добьюсь своего.