Я пробежала Ультрабалатон — ультрамарафон длиной 221 км, трасса которого проходит вокруг венгерского озера Балатон. Таким образом я стала первой девушкой из России, ставшей финишером Ультрабалатона за 12 лет его существования.

Я уже участвовала в этом забеге в 2016 году, но тогда я сошла. Было очень жарко, у меня не было сопровождающего и кончилась вода. Хорошо помню, как вскоре после очередного пункта питания у меня совсем не осталось воды и я спрашивала ее у других участников, которые, конечно, со мной делились, но в очень малых количествах. В итоге, в 200 метрах от отметки 100 км, меня обнаружили повисшей на заборе без сил и поделились водой. На следующем пункте питания я много пила и ела, даже потом побежала. Сначала было хорошо, но дальше забег превратился в спринт от куста до куста. Это было мучительно, учитывая, что кустов на трассе меньше, чем мне было нужно. На отметке 128 км я обратилась ко врачу и мне сказали, что даже таблетка меня не спасёт, это отравление и надо либо мучиться дальше, либо сходить. Если бы кто-то рядом был, какая-то поддержка, я бы, возможно, побежала. Но в тех условиях я решила больше не истязать себя.

Минувшую зиму я провела во Вьетнаме, где успела привыкнуть к жаре. Однако в марте я упала с мотобайка, рентген показал трещину в ребре — пришлось почти на месяц прекратить тренировки. Более того, мой друг, который хотел поехать со мной, чтобы сопровождать на дистанции, в последний момент отказался. И мне пришлось экстренно искать ему замену. Отмечу, что сопровождение бегуна на велосипеде официально разрешено и оплачивается как второй слот. Если бегун достигает финишной отметки, сопровождающий тоже получает медаль финишера.

Я приехала в Венгрию 10 мая, а 11-го, незадолго до поездки на экспо, я случайно обнаружила, что оставила свои любимые кроссовки в Москве. Зная, что экспо забега довольно скудное, мои друзья повезли меня в спортивный магазин в Будапешт. Я хотела купить привычные мне Hoka Clifton, но моего размера не оказалось, и единственное, что удалось подобрать — Hoka Clayton из мужской коллекции, на размер больше, чем мне нужно. Чтобы кроссовки не слишком болтались на ноге, пришлось пойти на маленькую хитрость (кстати, лайфхак) — прежде чем обуться, я надела носки, а поверх них компрессионные гольфы. Первые десятки километров бежалось отлично. Жара ещё не начала давить, рядом со мной на велосипеде ехал красивый парень Роланд, подавал мне воду и еду. Он венгр, английский только начал учить, поэтому разговаривали мы мало. Но его внимательность дороже всяких слов.

Примерно на 44-м километре я поняла, что левой стопе стало некомфортно и надо что-то предпринимать. Остановилась, ослабила шнуровку, а еще через 20 км снова остановилась —  чтобы снять носок под гольфом. Ставить стопу было больно, но делать было нечего: я выпила обезболивающее и потихоньку побежала дальше. Начала молиться. Молитвы отвлекают от дурных мыслей и самоедства. Между молитвами считала, сколько я пробежала в милях, километрах, полумарафонах и марафонах, считала сколько осталось. Простые арифметические действия в уме тоже хорошо отвлекают. В еде себя ограничивала. Помня печальный опыт позапрошлого года, не брала на пунктах питания ничего портящегося, отдавая предпочтение хлебу и арахису. Если хотелось что-то другое, я говорила себе: «Стоп! Сначала финишируй, потом будешь есть все, что захочешь!». Так и бежала.

Тяжелее всего было ночью, точнее — перед рассветом. Уже хорошо забились ноги, я чередовала бег с ходьбой. И с каждым разом было все труднее начать бежать. Я даже позвонила своей подруге, чтобы просто поговорить и услышать слова поддержки.

Утром стало легче психологически, но усталость накопилась сильная. Я поняла, что даже если просто буду идти, то уложусь в контрольное время — 32 часа. А большего мне и не нужно! Нужно просто закончить этот изматывающий, невыносимо жаркий, нудный ультрамарафон! Конечно, это была не легкая романтическая прогулка (не забываем о Роланде), а активная ходьба с переходом на бег.

После 200-го километра я поняла, что натерла вторую стопу и снова надо что-то предпринимать. В этот раз я сняла гольф и, как позже выразились мои друзья, стала похожа на Пеппи Длинный Чулок. После отметки 205 км началась скучнейшая, нудная, вся в колдобинах дорога, по которой ездили машины. От жары некуда было спрятаться. Солнце, казалось, прожигает глаза даже сквозь стекла очков. У меня что-то случилось со зрением — не могла сфокусировать взгляд. Или это усталость накопилась? Роланд меня уже не только поливал и поил водой, но и следил, чтобы я не попала под машину, так меня пошатывало. И вот отметка, что осталось 3,2 км до финиша.

Представьте: я больше 30 часов на негнущихся уже ногах, в мужских кроссовках, измученная жарой и бессонной ночью, понимаю, что все, надо просто поскорее это закончить, и, к удивлению Роланда, начинаю бежать. На его вопрос хочу ли я воды — отвечаю твёрдое «нет», хотя это не было правдой. Я не хочу больше бежать. Это правда. Но чем скорее я это, закончу, тем лучше. Бегу, ещё 2 км до финиша, 1 км. Прошу Роланда достать Российский флаг. Он достает и кладет в свою корзинку, говорит, что осталось 600 метров, приговаривая по-русски «давай! Давай!». Все, поворот налево, забираю у Роланда флаг, разворачиваю, поднимаю над головой, еще один поворот налево и финишная арка, где передо мной растягивают белую ленту с моим именем. Финишное фото, обнимашки с Роландом. Все позади. Мы оба герои. Можно выдохнуть! Что дальше? Дальше будет активная подготовка к триатлону и участие в IronStar 226 в конце сентября в Сочи.

О забеге в цифрах: на старт Ультрабалатона 2018 вышли 34 девушки и лишь 12 из них добрались до финиша. У меня 7-е место. Мужчин на трассе было 162, а финишировали 67 из них.