Заплыв на 3,8 км, велосипедный заезд на 180 км и забег на 42,2 км — такова впечатляющая арифметика знаменитых соревнований Ironman. Четвертого августа бескомпромиссная гонка под эгидой Всемирной корпорации триатлона прошла в Таллине. Ради нее в некоторых районах исторической части города даже перекрыли движение транспорта. Однако местное население достойно пережило это «испытание». С честью выдержали «экзамен» и триатлонисты, которых, между прочим, прибыло сразу несколько тысяч.

226 км! Больше всего в беспределе айронменовских цифр нас пугал марафон. Забег на 42,2 км — уже суровая проверка на прочность. А тут к нему прилагается испытания Балтийским морем (холодным, несмотря на августовскую жару) и карбоновыми велосипедами.

Триатлон Ironman в Таллине: как это было

И наши опасения оказались не напрасны. Представьте. Сначала ты отчаянно борешься с волнами и другими спортсменами. Затем, слегка пошатываясь (что, кстати, нормально) выходишь из воды, скидываешь гидрокостюм и тут же пересаживаешься на велосипед. И мчишься вперед, разрезая воздух в аэропозиции. И вот она, финишная арка… Но не тут-то было: это финиш только для разгоряченного велосипеда, а ты должен со скоростью света надеть кроссовки и продолжить вращать вселенную своими ножками.

Признаюсь: накручивая педали, я думала об одном: как сэкономить силы для бегового этапа. Но после преодоленных 184 км сил осталось не так много: заставить себя еще и бежать было не просто.

Первые пару километров я вообще не понимала, чьи конечности мне приставили после велосипеда: велоэтап занимает 5—6 часов, и за это время ноги «забывают», как касаться земли. Ясность и легкость вернулись только на четвертом километре: кровь наконец равномерно распределилась по телу, и я почувствовала себя летящей ланью, не меньше.

Триатлон Ironman в Таллине: как это было

Увы: все хорошее когда-нибудь заканчивается — и это приятное ощущение улетучилось где-то на двадцать третьем километре. Мозг, что называется, пришел в себя и начал откровенно бунтовать по поводу происходящего.

Что можно предпринять в такой ситуации? Самое главное — найти правильные слова. Это как с маленьким ребенком или беременной подругой: очень легко задеть за живое и сделать больно. Нужно быть тонким психологом, чтобы убедить себя переставлять ноги, да еще и в желательном темпе.

Многих начинающих бегунов пугают «стеной»: это пресловутый 32-й километр, когда по статистике с дистанции сходит больше всего участников. Но в триатлоне «стен» точно нет. Только долгий путь, в конце которого маячит заветный титул «Железного человека» — примерно так я себя убедила и одолела-таки четыре беговых круга.

Последний круг на удивление стал самым легким. Я бежала и мысленно прощалась с каждым домом, каждым камнем, каждой ямкой — меня грела мысль, что я их больше не увижу! Я начала считать оставшиеся километры и тут произошло нечто совсем невероятное: на 224 километре открылось десятое дыхание и я буквально долетела до финиша. Как я себя ощущала, осознав, что выдержала 226 километров беспрерывного движения? Всю гамму эмоций я описать не смогу. Скажу одно: вкус победы — победы прежде всего над собой, я буду помнить еще очень долго.

Триатлон Ironman в Таллине: как это было